16 декабря 2010 г.

13 часов на съемочной площадке ради 60-секундного ролика




  
Минувшее воскресенье я провела 13 часов на съемочной площадке. Необычность ситуации заключалась не только в том, что мне предложили исполнить роль хозяйки праздника для рекламного ролика при поддержке компании Philips. Лестное во всех отношениях предложение совпало с днем рождения моего мужа, и я была склонна отказаться. Решение он принял за меня, и мы вместе со старшим сыном отправились на съемки.





Идея заключалась в том, что я готовлю ужин для группы участников праздника – кулинарных, и не только, блогеров из ЖЖ, которые также приносят с собой собственные коронные блюда. После долгих обсуждений с продюсером остановились на рождественской индейке, которую я решила жарить с глазированными апельсинами и лаймами с красносмородиновым соусом. О том, как готовила индейку, подробно расскажу в завтрашнем посте. А сейчас собственно о съемках, вероятно, самых необычных в моей достаточно скромной в этой области практике.


Ролик, который должен появиться в Интернете 22 декабря, направлен на создание комьюнити людей, любящих готовить и делающих это с кухонной техникой Philips. Съемки велись с помощью революционной методики: 96 цифровых камер Nikon и Canon, установленных на некоем подобии «русских горок» по трем сторонам студии, фиксировали в реальном времени каждое движение на площадке, а последующее совмещение всех этих изображений должно позволить увидеть происходящее со всех сторон света.

Я видела пример такого ролика, снятый где-то в Европе, поэтому то, о чем я сейчас пишу, мне достаточно понятно, но не убеждена, что с помощью слов можно передать волшебное ощущение полета, возникающее от просмотра. Это надо видеть, к чему я вас всех и призываю. Если кто не увидит в ЖЖ, впоследствии выложу у себя в блоге.

Одновременно со съемками собственно ролика снимался на видео промо-ролик о съемках ролика, он также будет выложен в Сети, а я надеюсь получить его и разместить в своем блоге.


Помимо огромной подготовительной работы, которую требует организация столь сложных в техническом отношении съемок, была проделана и определенная работа на кухне. В помощь мне был выдан итальянский повар Джузеппе, довольно веселый парень из Неаполя, который не только помогал мне кашеварить, но и сам приготовил несколько блюд: тар-тар, ньокки и прочие несложные итальянские специалитеты. Гости принесли рыбу под маринадом, десерт и тарталетки. В общем, коллективными усилиями стол постепенно наполнялся едой.

Миша, которому в молодости довелось работать на съемках фильма Сергея Бондарчука в Мексике, предупредил меня, что всякие подобные занятия сопряжены со множеством сюрпризов. Я была морально готова к неожиданностям (которых действительно было много), но когда выяснилось, что духовка не работает, это застало меня врасплох. Когда с грехом пополам наладили духовку, оказалось, что из четырех конфорок работают лишь две.



Не знаю, как бы я справилась с этой ситуацией в реальной жизни, но на площадке царил такой дух озорной уверенности в успехе предприятия, что я невольно ему поддалась. Спустя несколько часов появилось ощущение, что невесть каким магическим образом все как-то удачно разрешится само собой. И, насколько я могу судить, так и произошло. По крайней мере, индейка получилась фантастически нежной, настолько, что Джузеппе, которому была доверена почетная обязанность поднести тяжелое блюдо к столу и разрезать птицу, накромсал ее несколько хаотически. Как смог.

Процесс съемок ролика распадался на три акта, которые режиссер Володя называет «буллитами». В Японии мне доводилось передвигаться на скоростных поездах, которые именуют bullit train – «поезд-пуля». Так вот, «пули», оказываются, существуют и на съемочной площадке. Съемка ведется в реальном времени, и этот миг – почти, как полет пули – затем монтируется в ролик: «свистят они, как пули у виска: мгновения, мгновения…»

Самым курьезным оказался второй «буллит», в котором моему мужу была доверена роль сигнальщика. Вместо традиционных в кино команд «Камера!», «Мотор!», сигналом к началу действа должен был послужить хлопок шампанского. А Миша должен был так открыть бутылку, чтобы десятки электронных камер зафиксировали пенную струю из горлышка. Поскольку всю свою предыдущую жизнь он старался открывать шампанское прямо противоположным образом - чтобы ни одной капли не пролилось, затея имела смешанный успех.

Первая пробка вылетела из горлышка бутылки российского производства самопроизвольно, и пена не пошла. Но главный оператор требовал море пены, и тогда мой муж, по ехидному замечанию одного из ассистентов, уподобился Шумахеру. А именно: принялся трясти несчастную бутылку, зажав пальцем горлышко. Брызги шампанского залили полстудии, включая объективы дорогих камер. После того, как технику протерли (звучали крики операторов: «А какое шампанское? Сладкое? – Нет, полусладкое? О, Боже»), стали снимать заново. На этот раз пробка вылетела, пена пошла из горла, но оператору показалось, что ее было мало.

И лишь с третьей попытки Мише удалось создать управляемую высокую струю пены, которая полностью удовлетворила творческие амбиции съемочной группы, что было встречено бурными аплодисментами уставших участников необычных съемок. Дело уже было глубоко за полночь.

Мало того, что из-за меня муж отметил свое пятидесятипятилетие, мягко говоря, необычным способом, мой старший сын Юра, который наутро должен был улетать в Канаду, был вынужден отложить полет на сутки. В итоге мое семейство усталое, но довольное, в третьем часу ночи вернулось домой.

Завтра, как обещала, расскажу о гастрономической стороне этого памятного дня.

Да, забыла сказать: формат ролика – одна минута.

Комментариев нет:

Отправить комментарий