26 сентября 2010 г.

Санлукар де Баррамеда: музей пирата на крыше



Две столицы испанского хереса, города Херес и Санлукар, соревнуются между собой не только в качестве вина, но и вообще во всем, включая оригинальность местной топонимики. На площадь Лошадь в Хересе санлукарцы отвечают площадью Лебедя. Правда, мне не хватило времени найти ответ на «Ночных ангелов» (так в Хересе называется зубная клиника), но не сомневаюсь, что нечто не менее запоминающееся граждане Санлукара изобрели.

Вот стоит же на площади имени Лебедя корова в натуральную величину и рекламирует своим розовым выменем сеть кафе-мороженых. 

С практической точки зрения, впрочем, гораздо важнее, что на площади Лебедя, помимо коровы и винных погребов (bodega) хереса, расположен подземный паркинг. Запарковать машину в испанских городах невозможно иначе, как на подземных стоянках, поэтому когда мы въезжаем в очередной андалусский населенный пункт, мой муж вначале ищет паркинг, а потом уже готов обсуждать тамошние красоты. На картах это священное место почему-то не обозначено, поэтому мы всякий раз охотимся за ним, как за сокровищем Святого Грааля, и всякий раз латинская буква «P» возникает совершенно неожиданно.

Итак, мы десантировались в Санлукаре де Баррамеда на площади Лебедя, и сразу же направились в бар освежиться. Бар расположен через дорогу от бодеги, и из его окон можно наблюдать за впряженными в стилизованные старинные повозки лошадьми; несчастные животные на жаре тщетно дожидаются туристов, вяло мотая мордами, чтобы отогнать мух. Курортный сезон закончен, и улицы Санлукара заполняют его жители, а не приезжие.

Нигде нам в этой поездке по Андалусии не встречались столь любезные и радушные люди (притом, что это вообще качества, присущие большинству испанцев), как в этом городе. Голосуем на улице – такси оказывается занятым, но таксист сам предлагает вызвать другую машину, и уже через несколько минут заезжает за нами сам. Или спрашиваем дорогу у официанта уличного кафе, и он, бросив свои дела, ведет нас на угол, показать, где находится стоянка такси.

Мальчик-бармен за стойкой подробно объясняет, из чего приготовлены тапас, а когда не знает сам, идет советоваться с посетителями и на весь бар кричит: «Это была икра трески!». Тресковую икру здесь отваривают, режут кружками, как колбасу, и приправляют уксусом и оливковым маслом. Очень вкусно.

Точно так же поступают с вареным осьминогом, только репчатого лука не жалеют, и тоже очень вкусно. Но особенно все это вкусно оттого, что под тапас отхлебываешь маленькими глотками местный херес, «мансанилью». В качестве единственного украшения бара по стенам развешаны бутылки «мансанильи» в деревянных подставках, благо источник этой благодати - тут же рядом, через дорогу. 


Вкусив от плодов земли и моря санлукарских, отправились бродить по старому городу без всякого плана, и уже вскоре взбирались по крутой мощеной старинным булыжником дороге к бывшему дворцу герцогов де Гусман (ударение на втором слоге). 

Если кто читал мой пост про Тарифу, наверное, запомнил, что комендант этой самой Тарифы отказался сдавать город маврам даже под угрозой, что его пленного сына обезглавят.

Голову мальчику, натурально, отрубили, а Гусман получил почетную кличку El Bueno, «хороший». Кроме клички воевода также получил нечто более существенное - титул герцога и город Санлукар де Баррамеда, в котором и основал свою династию. Впоследствии мания величия потомков «хорошего» Гусмана дошла до того, что один даже пытался провозгласить себя королем Андалусии, в чем, однако, не преуспел.

Но и в наши дни в Санлукаре не перевелись оригиналы. Один из них оборудовал на крыше старинного дома музей пиратства. Этот самодельный музей можно наблюдать со смотровой площадки бывшего герцогского дворца. Он представляет собой нагромождение старого хлама, выложенного таким образом, что контуры отдаленно напоминают парусник. На «корме» вывешено грозное предупреждение: «Скорее умру, чем потоплю свой галеон!», а также другие лозунги, изобличающие косность местных властей. Видимо, отцы города не вполне прониклись величием замысла пирата. Но и закрыть его свалку на крыше не решаются.

Поодаль набрели на оптовый рынок. Был полдень, рынок уже закрывался, и в мясных рядах, украшенных изображением быка от производителя хереса Osborne, предлагали отдать все, что душе угодно, за полцены. 

В овощном ряду Миша нашел восхитительный фиолетовый лук, который так же вкусен, как красиво выглядит. Дыни из Ла Манчи выглядят не так нарядно, а еще менее нарядно называются, Piel de Zapo («кожа жабы»), но на вкус - медовые.

А на выходе с рынка располагался бар, в котором мы еще глубже погрузились в самую суть санлукарской жизни, то есть в херес, конечно же. Оставим рассказ об этом до завтра.



Комментариев нет:

Отправить комментарий