11 сентября 2010 г.

Севилья - город хлебный (а также мясной и рыбный)


Где в Испании вкуснее всего? В стране, где ресторанов, таверн и кафе больше, чем в остальных странах Европы вместе взятых, это достаточно абстрактный вопрос. Можно смело сказать, что в ряду самых вкусных испанских городов Севилья займет не последнее место. Потому что отношение к еде здесь почти религиозное. А Севилья, о чем речь пойдет ниже, самый религиозный город страны.


 
Где еще вы найдете город с названиями типа Plaza del Pan («Площадь хлеба») и Puerta de la Carne («Ворота мяса»). Некоторые из этих съедобных географических названий дошли до наших дней, и попали Мише в объектив. Не знаю, совпадение это, или нет, но все эти обжорные места попадались нам по большей части в одном районе, Санта-Крус.


 
Пять веков назад, когда золото и серебро инков потекли с Запада на Восток, матушка Севилья сказочно разбогатела. Зайдите в любой собор Севильи – а такого количества церквей даже в Испании нам с Мишей никогда не доводилось видеть, - и вы будете потрясены обилием позолоты. Это результат, как минимум, двойного ограбления. Все знают о том, как испанская корона грабила индейцев с их наивной верой в золото как источник счастья. Но до того как испанцы лишили жителей Западного полушария их сокровищ, произошла еще одна невиданная в истории экспроприация. Колумб открыл Америку на деньги еврейских банкиров (католическая королева Изабелла в то время завершала войну с маврами, которая, кстати, тоже велась на еврейские деньги) - и в благодарность за это Изабелла изгнала евреев из Испании.
В Севилье Juderia, как в средневековой Испании называли еврейские кварталы, лишившаяся пятьсот лет назад своих владельцев, ныне – один из самых красивых районов старого города. Этот район не без жестокой иронии именуется Санта-Крус («Святой Крест»). Его мощеные брусчаткой улицы настолько узки, что, перегнувшись с балкона на одной стороне улицы, можно поцеловаться со стоящим на другой стороне. Недаром одну из них называют «улицей поцелуев». Что ни дом – архитектурный шедевр. Мое любимое занятие в Севилье – просовывать свой нос за решетку, отделяющую улицу от патио, где в тени субтропической зелени тихо журчат фонтанчики, а в воде отражаются изумительные изразцовые орнаменты.  






Но вообще-то главным занятием в Санта-Крус является tapear, слоняться от бара к бару и пробовать севильские тапас, коими город славится не меньше, чем искусством своих тореадоров из квартала Триана, расшитыми мантильями и затейливыми веерами. Судить об этом можно хотя бы по тому, какое множество изразцовых вывесок таверн, зачастую настоящих картин, красуется на фасадах домов в Санта-Крусе.


Нам особенно понравилось простецкое 
заведение в средневековой «касоне» (casona, «домище» - старинный особняк в Испании), в котором все тапасы, кроме оливок, подают на куске вощеной бумаги вместо тарелок. Таким вот образом мы наслаждались тонко порезанными осьминогами по-галисийски, а также «чичарроном». В Мексике chicharron – свиная кожа, зажаренная в масле до состояния хрустящих сухариков. В Севилья тем же словом называют кусочки жареной свинины. Все это потребляется стоя, под пиво или отличное красное вино Ribera del Duero неместного происхождения. В Андалусии местные вина в основном белые, а точнее – хересы. Но об этом речь впереди, когда и если мы доберемся до одноименного города, давшего название одному из самых вкусных на свете напитков.


Комментариев нет:

Отправить комментарий