17 февраля 2010 г.

Китайский Новый год

На этой неделе завершается самое большое организованное обжорство в мировом масштабе, каковым является на Юго-Востоке Азии так называемый «Весенний фестиваль», или торжества по случаю наступления Нового года по китайскому лунному календарю.
  
Китаец, как известно, ничего не станет делать просто так. Излюбленное в Китае занятие – прием пищи, каковому все жители бывшей Срединной империи со страстью отдаются в любое время дня, а зачастую и ночи, - на Новый лунный год приобретает характер массовой эпидемии. Кстати, последствия двухнедельного обжорства сравнимы с массовым заболеванием: десятки тысяч невоздержанных граждан оказываются на больничной койке с несварением желудка, а другие впадают в депрессию, привыкнув за праздники только есть и пить. Самое интересное, что объедаются они не из жадности, а повинуясь традиции предков, которые полагали, что отмечать обильной трапезой Новый год есть самый верный путь к здоровью и благополучию.

















На севере Китая включая Пекин, пельмени «дим сум» являются излюбленным народным блюдом, столь же обязательным на Новый год, как в Америке индейка на День благодарения. Китайцы едят пельмени больше тысячи лет, со времен династии Сун. Крохотные пельмешки, вареные или жареные в масле, составляют основу кантонской кухни, одной из четырех великих китайских кухонь. Название «дим сум» можно перевести как «сердечная услада». Русский перевод, впрочем, не позволяет в двух словах передать тот оттенок названия «дим сум», который обозначает сердечное отношение повара к приготовлению этого блюда.

В Гонконге, например, на Новый год готовят исключительно такие блюда, которые созвучны традиционным новогодним пожеланиям благополучия. Типичным новогодним блюдом здесь считают слегка обжаренные устрицы и черные водоросли со свининой в устричном соусе. Название кушанья состоит из двух его основных компонентов: устрицы и водоросли. Но те же иероглифы звучат как слова «здоровье» и «хороший бизнес» соответственно. А свиной жир, который используют в этом блюде вместе со свиной кожей, традиционно является синонимом процветания.

На десерт новогодний стол в Гонконге немыслим без «ньянго». Это сладкий клейкий рис в кокосовом молоке. Разделив его по слогам, получаем сакраментальную фразу: «Год уходит». Однако в то же время китайские филологи от кулинарии переводят общий смысл названия блюда как пожелание успехов в учебе или быстрого продвижения по карьерной лестнице. Изваляет китаец свой рисовый колобок в жженом сахаре, вымочит его в кокосе, и будьте достопочтенны прожевать – иначе целый год удачи не видать.

Так и ест прагматичный китаец на Новый год всякие вкусности, не сомневаясь в том, что своим пищеварением гарантирует себе материальное благополучие на весь год вперед. Стоит того, чтобы помучаться две недели.

Комментариев нет:

Отправить комментарий